Евгения Коваленко готовила репортажи на телевидении. Как-то она неожиданно предложила рисовать друг друга. И мы стали рисовать друг друга. Так началось наше знакомство.
Она была красива, мыслила красиво и рисовала красиво. Это большая потеря…

Зураб Церетели, 
Президент Российской академии художеств

О Жене…

С раннего детства знаю – хвалить себя и хвастаться нехорошо. Полностью согласна. Но сегодня нарушу эту заповедь. Буду восторженно вспоминать о своей дочери -Евгении Коваленко – моей 20-летней частичке – тележурналистке, драматурге и немного художнице. Едва начав говорить и ходить, Женя уже стала бывать на всевозможных выставках (иногда на моих руках). И к пяти годам не могла спутать Гойю с Пикассо. Лучшими подарками были художественные альбомы и куклы. Прекрасно ориентируясь, какой художник из какой страны – куклы устраивали творческие дискуссии. Со стороны смотреть на это было весело, а где-то в душе удивляла эрудированность и очень «профессиональная» подготовка. Мечта – увидеть сам процесс создания картин – сбылась, когда мы были гостями мастеров Прованса. Потрясением стали объемные геометрические полотна Васарели, холсты Дюбреля, гобелены Либман. Именно после этой поездки Женя полюбила современное искусство и решила выучить языки. В итоге – она свободно говорила на немецком, английском, чешском и испанском. Потом были «золотая» медаль в школе №1269, университет, любимая работа корреспондентом на канале «Столица» и программе «События» – на ТВЦентре, множество интереснейших поездок и встреч.

Женя подготовила более тысячи репортажей.

…И вот наружу вырвались писатель и художник. Готовив материалы – параллельно появлялись диалоги героев, рассказы и всевозможные рисунки – танцоры на пуантах выпрыгивали из рамок картины, клоуны искрились смехом, а официант, как на конкурсе, подбрасывал кружку с пивом, пытаясь ее не расплескать. Были скрипки, фонари, сцена, много натюрмортов – ярких и неожиданных.

Я не знала, что картин так много. Нашла их только разбирая ее папки и записи. На одной из них три условных человека – один под другим – красный, желтый (цвета светофора) и вместо зеленого – белый человек. А рядом зеленый знак вопроса и невдалеке струйка крови. Что это – предвидение, предчувствие? Какая философия картины? Женя погибла моментально в автокатастрофе 13 октября 2000 года в пятницу в Салоу, в Испании. Там, в старинном городе Таррагона под Барселоной я ее и похоронила, вспомнив, что объездив полмира, ее любимой страной была Испания, любимым режиссером Педро Альмадовар с фильмом «Все о мой матери», а последний репортаж был о фламенко.

Женя была необыкновенно веселым и жизнерадостным человеком. Наверно, это дало мне и моим близким силы продолжать жить и радоваться жизнью дальше. Женя всегда учила меня – если невозможно что-либо изменить, не надо нервничать, надо принять все так как есть.

В конце октября 2000 года в галерее искусств «Интерколор» состоялась выставка картин «Евгения Коваленко. Вечные 20 лет». Не было черных красок, играла испанская музыка, все было романтично, светло и чисто. И люди, как бы по-новому смотрели на жизнь, отбрасывая все суетное и мелкое. А я все время слышала Женечкин радостный голос: «Мамита! Неужели это про меня. Я же не Репин. Хвалиться и хвастаться нехорошо!»