Словно спешила жить…

Словно спешила жить… Каждое творческое движение Евгении Коваленко говорит об этом – к двадцати годам ее жизнь была наполнена бесконечным опытом в разных профессиональных сферах – журналист, поэт, драматург и, наконец, художник. Эта полнота поражает и восхищает, вызывая интерес к тем произведениям, что остались и продолжают свое существование, уже по прошествии 10 лет. Женя трагически погибла, когда ей было всего 20.

В творчестве Евгении Коваленко сложно выделить одно направление и сказать, что, журналистика или драматургия, было ее приоритетным и основным занятием: Женя – Художник с большой буквы, сплав множественных поисков себя в окружающем мире. Выделить что-то одно невозможно – все объединено полнотой ее жизни и творчества. Она была личностью, была взрослее, чем себе это можно представить. Перед таким человеком всегда чувствуешь себя растерянно, – сталкиваясь с ним, учишься внимательному отношению к жизни, к ее порывам.

Жене Коваленко внутренняя масштабность давала возможность выбирать любой путь в искусстве, обращаться к новым видам и жанрам, основываясь лишь на жизненном опыте. Судьба творческого человека всегда интересна, а пересечение с ней в его произведениях помогает глубже понять взаимосвязь личности и творчества. У Жени эта взаимосвязь максимальна. Всегда не знаешь что сильнее – встреча с самим художником или встреча с его творчеством. У Жени все переплелось воедино, ее история и есть ее творчество, она не успела разъединить это – просто спешила жить.

Живописное наследие Евгении не очень велико – она обратилось к рисунку только в 1999 году, так неожиданно и спонтанно, как и подобает художнику, который ищет себя. И тут же видно, что живопись не была для нее простым увлечением, порывом, стечением обстоятельств – это продолжение: продолжение ее жизни, продолжение ее поисков, как личных, так и творческих. Так же как обрели новую жизнь – спустя года – ее произведения в журналистике и драматургии, так и рисунки Жени продолжили свой логический путь в будущее, обретая новый смысл в каждой выставочной экспозиции. В 2001 году Московский музей современного искусства не только впервые принял работы Жени в своих залах, но и оставил их после этого в коллекции. Сейчас, по прошествии 9 лет, хочется создать новый проект, дать ее работам новое прочтение.

Женя рисовала, не имея специального образования, но возмещала это сполна глубиной личного подхода. Она была открыта и откровенна, вбирая весь опыт своей не по годам глубокой молодости. Непосредственность и чистота ее работ говорят не об отсутствии профессионального опыта, а скорее о внутренней духовной зрелости автора, эмоциональной глубине ее жизни. Их наивность и легкость создают некую мифологию чистого пути, определенный стиль художника.

В живописных произведениях Евгении Коваленко мы сталкиваемся с представлением личного опыта, опыта не профессионального, но жизненного, направляющего. Этот опыт у Жени несет позитивную энергию, свет, доброту. Ей удается смешивать в своих работах серьезность и легкость, определяя тем самым свободу творчества. Чистота художественных образов, искреннее восхищение натурой и процессом определяет доступность изображения. Но за простыми образами у автора стоит драматургия жизни со всеми основными «простыми» понятиями, такими как жизнь, смерть, любовь, красота. Драматургия определяет стилевое решение работ Жени. Экспрессивные по содержанию и воплощению, они удивительным образом передают легкость – у нее много свободного пространства, света, осмысленной пустоты. Работы дышат, порождая ответный порыв эмоций.

Не зря излюбленная тема Жени – движение, воплощающееся не только в выборе сюжета, но и в композиции, цвете. Энергия движения определяет весь жизненный путь Евгении Коваленко и законно переходит в ее творчество. Отсутствие рамок и внутренних ограничений в ее живописи дает возможность каждой работе дышать внутренними порывами автора. В конечном счете, чистоту ее работ определяет свобода от профессионального опыта, а их глубину – наполненность переживаниями молодого и чистого разума.

Яркость личности и полнота жизни чувствуются во всем, к чему обращалась Женя. Смелость и глубокое отношение к любым вещам, как в окружающей реальности, так и в творчестве позволили художнику оставить после себя светлый след. Когда человек торопится жить, перед ним открываются все возможности сделать это ярко и оставить после себя не просто память, а вечную энергию созидания.

Алексей Новоселов
(Московский музей современного искусства)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *